Коттеджный посёлок в Новой Москве

Прелести дачной жизни - Дачные постройки

Дачные постройки

«Окрестности Москвы были прекрасны. Они постепенно обстраивались дачами, и эти деревянные дачи были летом поэтичны...Эти дачи были, как новые игрушки, выглядывающие из леса. В даче пахло сосной, из лесу и из сада неслись ароматы цветов и сена. «Хорошо было жить на даче, – как в раю», – вспоминал  художник Константин Коровин. В конце ХIХ – начале ХХ века дачное строительство получило широкое распространение. Сформировавшийся «элегический культ усадьбы» в конце ХIХ –начале ХХ века оказывал влияние на новых владельцев из буржуазной, купеческой, интеллигентской среды. Приобретенные усадьбы хозяева все чаще именуют дачами. Ученый Владимир Дмитриевич Зёрнов (1878 – 1946) начинает свои мемуары с описания усадьбы Дубна: «За несколько дней до моего рождения папа купил в Серпуховском уезде, в 10 верстах от станции Лопасня Курской железной дороги, усадьбу с красивым названием Дубна. Дом был просторный, двухэтажный, но его сейчас же пришлось чинить, так как крыша была тесовая и в дождь текла, как решето... Это была  дача (курсив мой. – Е.Л.), но довольно большая – 10 десятин. При доме имелся тенистый липовый парк, там росло несколько громадных старых елей, по–видимому, остатки бoлее старого парка, посаженного в тридцатых годах ХIХ  столетия».

Дача Е.Г. Числовой. В Мартышкино, на Петергофской дороге. 1880-е

К концу ХIХ века характер усадебного строительства коренным образом изменился. Активное участие в создании комплексов небольших усадеб принимает художественная интеллигенция. Входят в моду дачные и усадебные фотографии. Примечательно свидетельство Павла Граббе: «Отец был одним из первых энтузиастов фотографии в России. У меня есть его портрет – молодой офицер со старомодной камерой в ящике. Позже у него был “кодак”... Экипировка его была проста, а общение с Государем давало интересные сюжеты. Васильевское было еще одним из постоянных сюжетов его фотографий. К поместью своему отец питал особые чувства. Оно было очень красиво, и кроме того, это было родовое поместье его семьи».

Е.А. Андреева-Бальмонт, воспоминания: " Лето мы всегда проводили на даче в Петровском парке под Москвой... Дом был барский, великолепный. Снаружи он походил на дворец своими огромными окнами, размеры которых тогда поражали. Террасы с двух сторон дома спускались в сад, за ним парк из старых развесистых деревьев... Передний балкон был сплошь заставлен лавровыми деревьями в кадках, пальмами и цветущими растениями: камелиями, розами, азалиями, так что из сада на террасу ничего не было видно. К монументальному крыльцу с колоннами подъезжали с большого круглого двора, обсаженного высокой изгородью подстриженных акаций. За двором шли службы: людская, поварская, за ними конюшни, коровник, курятник, оранжерея, парники, огороды".

Как-то к инженеру Кучерову приехала его жена. Ей понравились берега реки и роскошный вид на зеленую долину с деревушками, церквами, стадами, и она стала просить мужа, что бы он купил не большой участок земли и выстроил здесь дачу. Муж послушался. Купили двадцать десятин земли, и на высоком берегу, на полянке, где раньше бродили обручановские коровы, построили красивый двухэтажный дом с террасой, с балконами, с башней и со шпилем, на котором по воскресеньям взвивался флаг, – по строили в какие-нибудь три месяца и потом всю зиму сажали большие деревья, и, когда наступила весна и все за зеленело кругом, в новой усадьбе были уже аллеи, садовник и двое рабочих в белых фартуках копались около дома, бил фонтанчик, и зеркальный шар горел так ярко, что было больно смотреть. И уже было название у этой усадьбы: Новая дача.

Из архива О.А. Суворовой: " Примерно в 1908 – 1909 годы был построен так называемый новый дом в модном тогда «псевдорусском стиле», с использованием традиций ярославского деревянного зодчества. Дом был трехэтажный, очень вместительный, стоял в живописном месте, на холме, недалеко от реки Рыкуши. И несмотря на то что строился как дача, имел все современные коммуникации – водопровод, канализацию".

                                 

Из архива А.А. Хвалебновой: "  Кончились, наконец, десять лет разъездов по съемным дачам: Дубна,  Ассерн, Братовщина, Щербинка, и вот в городе Петровске, что в 180 верстах от Москвы по Ярославской дороге, мой прадед, коллежский советник Александр Васильевич Власов приобретает «участок земли, состоящий из 1095 квадратных сажен в 18 квартале между Никольской и Подгорной улицей». Эта дача, построенная «на века», к сожалению, прослужила своим хозяевам только 7 лет, с 1911 по 1917 год. О Петровске мой прадед узнал от своего коллеги, доктора Валериана Александровича Строкина. Две семьи сидят вместе на крыльце строкинского дома, пока строится власовская дача. Дети Александра Васильевича, Наташа, Леля и Вова, в письмах к отцу подробно рассказывают о строительстве дачи. Дети принимают активное участие в обустройстве сада: посыпают дорожки песком, сажают деревья, поливают цветы. Маленькая сестренка Ксеничка сделала на даче свои первые шаги"

Дача Спираских

Дача Спиранских