Коттеджный посёлок в Новой Москве

Прелести дачной жизни - Катание на лошадях

Катание на лошадях

Из воспоминаний дочери выдающегося писателя Б.К. Зайцева (1881-1972)  Н.Б. Соллогуб...

Все-таки больше всего мы любили лошадей. Однажды я почему-то ехала верхом с одним мальчиком. Он сзади меня, а я спереди… Мы дол го ехали, и я думала о том, что хорошо бы так всю ночь ехать! Нам было по девять!..

Я очень любила ездить, но, конечно, безовсякой попоны. Попону мне бабушка давала, но только что бы не запачкать штанишки. А одевали меня очень просто. Совсем просто.

                                     

В каретном сарае стояли еще дрожки, транспорт для мужчин, – доска небольшой длины на четырех колесах, своего рода «джип» тех времен, легкий и практичный. На дрожках ездили, сидя верхом.

К экипажам более классического типа относились пролетки, поменьше и побольше, запрягаемые двумя или тремя лошадьми, – в последнем случае это и была так называемая «тройка». Более элегантный шарабан, заказанный матерью в Варшаве, запрягался парой «по-английски». Этот экипаж высокой посадки, желто-черный, несмотря на его щегольской вид, представлял собой небезопасное средство передвижения, так как легко опрокидывался, стоило чуть задеть колесом колею или край дерновой земли вдоль дороги. Были здесь еще тарантасы: в них ездил управляющий, их же отправляли на вокзал за почтой.

На обратном пути я иногда останавливалась поболтать с главным кучером Фомой. Это был крупный, дородный мужчина с рыжими волосами и зоркими глазами. Он знал много интересного не только о лошадях, но и о рыбной ловле, и о погоде. Именно он рассказал мне, что лошадей для троек выбирают и специально тренируют, что бы они могли тянуть экипаж вместе. Когда их впрягают троих в ряд, объяснил он, средняя, самая крупная лошадь, должна идти рысью, в то время как крайние лошади бегут галопом, и идти шагом, когда крайние рысят. Я с удивлением узнала от него, что крайних лошадей приучают тянуть в разные стороны.